В мире животных

Страусиная ферма

E-mail Печать PDF AddThis Social Bookmark Button

В Древнем Египте африканский страус считался символом истины и справедливости. Столь высокой чести страус удостоился потому, что опахало его пера «справедливо» разделено стержнем на две абсолютно симметричные части. Но по иронии судьбы вряд ли найдется на Земле еще одна птица, к которой человек был бы столь несправедлив в своих суждениях и образ жизни которой на протяжении многих веков был бы окружен сказками и небылицами. Съемочная группа «В мире животных» побывала на страусиной ферме, и воочию убедилась, что страусы не так просты, как нам порой кажется.

В арабских сказках нередко появляется громадная птица Рух. Это пернатое в росте не уступает слону! Выдумки? Возможно и нет. Ученые предполагают, что арабы часто бывали около берегов острова Мадагаскар, где вплоть до девятнадцатого века жили гигантские нелетающие птицы -эпиорнисы. Такие птицы десятки тысяч лет назад были многочисленны и разнообразны, но сегодня на Земле их не осталось.

Нелетающим птицам помельче — страусам, нанду, эму, казуарам и киви – повезло больше. Их еще можно встретить на открытых просторах африканской саванны, в степях Австралии или на равнинах Южной Америки. Сегодня эти птицы – еще и жители, пожалуй, всех зоопарков мира. Кроме того, например, южноафриканского черного страуса специально выращивают более чем в пятидесяти странах. Страусу комфортно живется и в климатических условиях нашей страны. На подмосковной ферме он отлично размножается. В среднем одна самка приносит до 60 яиц в год. В течение первых дней воздушная камера хоро¬шо просматривается в более округлом конце яйца.
Оплодотворенные яйца можно распознать уже после недели инкубации. Если нет полной уверенности, яйцо проверяют еще через неделю. После чего яйца помещают в сухие инкубаторы с минимальной влажностью и температурой примерно тридцать семь градусов. Точно такие же условия старательно создают страусы, которые насиживают яйца сами в дикой природе.

Страуса нередко приводят как пример крайне беспечного и нерадивого родителя, невнимательного и даже жестокого к своим детям, потому что он якобы откладывает яйца в песок, доверяя солнцу согревать их. Это далеко не так. В течение 40—45 дней насиживания страусы охраняют гнездо, прикрывая яйца ночью от холода, а днем – от испепеляющих лучей солнца. Кроме того, самка периодически переворачивает яйца. Люди поступают точно так же, каждый час автоматически меняется угол наклона яиц в инкубаторе. Это позволяет яйцу равномерно развиваться.

Яйца страусов, хотя и невелики по сравнению с размером самой птицы, весят примерно полтора килограмма, а по объему в двадцать раз превосходят куриные. Как и птенцы других птиц, страусята пробивают отверстие в скорлупе, используют как долото особый выступ на клюве – так называемый птенцовый зуб, который исчезает по мере взросления. Но даже с помощью такого приспособления страусятам было бы непросто пробить скорлупу яйца. По прочности она не уступает фарфору. Однако природа все предусмотрела! Скорлупа сильно истончается за время развития зародыша, так как кальций, который в ней содержится, идет на строительство скелета птенца.
Страусята покрыты курчавыми буроватыми волосками и имеют размер упитанной курицы.

Вот еще один аргумент в подтверждение заботливости страусов: при встрече нескольких семей страусов с птенцами они иногда объединяются в одну большую стаю, и иногда одна пара страусов принимает на себя заботу о нескольких выводках. После чего можно встретить настоящие детские сады, состоящие из сотни разновозрастных птенцов в сопровождении только одной пары взрослых птиц.
Если поблизости есть вода, страусы охотно пьют ее и иногда даже купаются. Но в целом этот вопрос их мало заботит, поскольку птицы способны подолгу обходиться без воды. Они довольствуются влагой, содержащейся в пище. Вместе с тем эти птицы обладают и специальными физиологическими приспособлениями для экономии влаги. В жару температура их тела повышается на 3—4 градуса и практически выравнивается с температурой окружающей среды. Так уменьшаются испарения. А холодными ночами страусы словно огромные солнечные батареи, расходуют сохраненное за день тепло на обогрев.

Известно, что в скорости и выносливости страусам нет равных! Они способны развивать скорость до семидесяти километров в час.
Такие скоростные эти птицы благодаря совершенному строению своих длинных мускулистых ног. Уже через несколько недель после вылупления крепкие, шустрые и любопытные страусята стремглав бегают по своему маленькому загончику. Однако именно неокрепшие ноги сейчас их слабое место. Птенца со сломанной ногой выходить практически невозможно.

Как и у других признанных бегунов планеты — парнокопытных – у страусов на ногах два мощных пальца. В птичьем мире такое строение лап уникально, ведь все птицы имеют три или, чаще, четыре пальца. Страусиные же лапы напоминают пару верблюжьих копыт. Это сходство отразилось и в научном названии вида, которое буквально означает «птица-верблюд» или по-другому «похожий на верблюда». Впрочем, и сам облик страуса несколько смахивает на силуэт  одногорбого северо-африканского верблюда-дромадера.

Короткие крылья страусов не способны ни на сантиметр оторвать птицу от земли, зато им отведена роль балансира при выполнении сложных скоростных маневров.

Все это определило особое положение африканского страуса в системе птиц. Он выделен в самостоятельный отряд с одним единственным видом и равен по своему статусу огромному отряду воробьиных, где пять тысяч видов.

Страусята растут очень быстро и уже через год почти не отличаются по росту от взрослых птиц, хотя и уступают им по весу. К этому моменту их детские перышки сменяются юношеским нарядом, очень похожим на наряд самок. И только на третьем году жизни, достигнув половой зрелости, самцы страусов одеваются пышным, шелковистым черно-белым оперением.

Большую часть дня птицы проводят за кормежкой. Длинная гибкая шея помогает им с одинаковой легкостью щипать траву, выкапывать из земли корни, дотягиваться до семян на ветках деревьев, даже ловить крупных насекомых. Страусы так же заглатывают песок и мелкие камни, которые помогают им усваивать пищу. Такая неразборчивость в еде породила легенды о том, что страусы могут питаться одними лишь камнями.

В брачный период самцы страусов становятся одновременно и агрессивными, и красивыми. Их оперение и кожа становятся ярче. Иногда они издают трубный рев, напоминающий рык льва. Самцы активно выясняют отношения между собой. В это время они могут быть опасными даже для человека, который случайно оказался поблизости. Напугать страуса может только тот, кто выше его ростом, поэтому люди поднимают кепку или шапку вверх на высокой палке. Такому громиле страус готов повиноваться.

Всем известно, что африканские страусы живут, естественно, в Африке. Но мало кто знает, что в дикой природе страусов практически не осталось. Прежде всего, из-за отсутствия в Африке подлинно дикой природы, где страусы могли бы гнездиться. Ведь травянистые саванны, которые человек еще не использовал бы под пастбища и пашни, сохранились только в знаменитых национальных парках Африки, таких как Парк Крюгера, Калахари, Серенгети, Нгоро-Нгоро.

Украшение и в тоже время проклятье для страуса стали его роскошные белые перья-опахала по краям крыльев и хвоста. Они покорили сердца аристократов всего мира. Притом не столько дам, сколько мужчин. Всем знакомая по фильму «Три мушкетера» строчка из их песни: «…покачивая перьями на шляпах», - рассказывает об офицерских головных уборов, украшаемых именно страусиными перьями. Великолепные дамские шляпки и веера тоже требовали все больше и больше роскошных перьев. Спрос стимулировал безжалостную охоту на страусов в Африке. Справедливости ради надо заметить, что их добывали и раньше, в том числе в Древнем Египте, и тоже ради красивых перьев. В гробнице фараона Тутанхамона нашли, например, роскошный головной убор из перьев страуса. Однако, самое массовое их истребление пришлось на вторую половину XIX века. И только благодаря организации страусиных ферм, первая из которых была создана предприимчивым фермером в Капской провинции Южной Африки еще в 1838 году, их численность стала восстанавливаться.