В мире животных

Одомашнивание животных

E-mail Печать PDF AddThis Social Bookmark Button

 

Приручение диких животных и превращение их в домашних началось миллионы лет тому назад. Раскопки поселений первобытного человека доказали, что раньше других животных, еще в эпоху мезолита была одомашнена собака, позднее - свинья, овца, коза, и только потом - лошадь.

Древнейшая историческая летопись, Библия, говорит о коровах, овцах, лошадях, как о самых обыкновенных принадлежностях пастушеского и земледельческого промысла народов. Наши предки давно поняли, что могут использовать копытных животных в разных целях. Некоторые их них, перевозят тяжести и выполняют земледельческие работы. Коровы, козы, овцы стали незаменимыми помощниками человека, которые кормят и одевают его, давая ему молоко и шерсть.

Предполагают, что каждое из домашних животных имело диких прародителей. В настоящее время виды, к которым принадлежат некоторые домашние животные, вообще не встречаются в диком виде. Так, например, корова и лошадь — виды исключительно домашние. А дикие представители многих домашних животных вымерли. Так, родоначальником большей части пород крупного рогатого скота считают тура.
Приручение диких животных происходило разными путями. Было и естественное сближение человека с животным, которое постепенно привыкало находиться вблизи человеческого жилья. Человек и животное – были соседями. Они существовали рядом друг с другом. Было и насильственное приручение, когда человек ловил диких животных и содержал их в неволе.

 

В процессе приручения, под влиянием новых условий среды, у животных появились признаки, отличающие их от диких. Менялись величина и форма тела. Например, у свиньи, овцы, лошади. И меньше всего это отразилось на таких животных, как верблюд и северный олень, условия обитания которых в неволе близки к естественным.

Домашний олень имеет одну важную функцию - тягловой силы, транспортного средства. Он везет нарты по глубокому снегу и по летней тундре, переходит топкие болота и горные реки. Такому вездеходу не нужны ни дороги, ни фары - его глаза видят в темноте. Олень имеет огромное преимущество перед другими домашними животными, находясь круглый год на подножном корму. Летом его пища - листья, молодые побеги, трава и грибы, а зимой он разрывает снег копытами и добывает мох ягель. Пользование оленями выгодно в том отношении, что не требует возки с собой корма, но зато предполагает перекочевки с места на место в соответствии с обилием в ближайших окрестностях мха.

Это и многое другое объединяет домашнего оленя с диким, которого называют также «лесной» или «божий» олень. Во время гона дикие самцы заходят в стадо домашних и ходят с ним некоторое время. Характеры у диких оленей разные. Одни остаются полудикими и избегают человека, другие легко приручаются и даже тянутся к людям - их привлекает возможность поесть сухую рыбу и сухари. Отбившиеся от стада животные быстро дичают, иногда их приходится приручать снова. Ханты различают диких и домашних оленей по окрасу, длине ног и форме рогов.

Олень заменил собой на севере рогатый скот, быков и коров, приручение которых и приспособление к работе последовало раньше в более южных странах.

В Азии произошло также приручение верблюда, который и теперь еще встречается в диком состоянии в пустынях Монголии. Через Сирию и Аравию пользование верблюдом перешло и в Африку, где он сделался незаменимым животным для Ливийской пустыни и Сахары.
Наиболее ранние археологические свидетельства приручения верблюдов относятся к 13 в. до н.э. Лишь с приручением, а затем разведением верблюдов в руках человека оказалось средство, которое дало возможность сделать пустыню обитаемой. Одногорбый верблюд или дромодер. Этот корабль пустыни вовсе не коренной житель Африки, он был одомашнен около 4000 лет до н. э. в Аравии.
В ущелье Эннеди, когда-то протекал большой приток Нила. Сегодня об этом напоминает лишь несколько оставшихся заводей. Теперь это водопои для походящих мимо караванов верблюдов. Всего за десять минут это удивительное животное выпивает воды, количество которой превышает треть от собственного веса и хватает ее на 100 километров до следующего оазиса.